вторник, 4 февраля 2014 г.

Утро туманное или пробуждение ото сна

В очередной раз убеждаюсь, что январь для меня далеко не самый продуктивный месяц в году. Сменяющие друг-друга праздники, гости, встречи и т. д. совершенно выбивают меня из колеи. И только я собираюсь с мыслями и по-немногу прихожу в себя, как вот он уже февраль!.. И так каждый год…
За целый месяц не одной готовой работы!!! Безобразие просто какое-то!
Пора всерьез браться за дисциплину!
С самоорганизацией у меня проблемы… Да, да! Надо, на конец, признаться себе в этом. И нечего все сваливать на творческую личность! (Ей и так сейчас не легко приходится)
Все! Решено! С понедельника начинаю новую жизнь! Во-первых… А, к стати, что у нас сегодня? Вторник. Ммм да… Ну тогда можно не торопиться, до понедельника еще целая неделя)
Шучу, шучу!))
Сейчас вот соберусь и доделаю, на конец, свое очередное творение и представлю во всей красе! =)
Ну а пока, для вдохновения, хочу поделиться одной своей находкой.
Когда читаю эти стихи, у меня по спине бегают мурашки, а где-то внутри, наверное в глубине души, звучит музыка. Будто, кто-то то быстро, то медленно, то снова быстрее перебирает клавиши на рояле, и они вздымаются, как волны, и затихают с последними строчками…

Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!

Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых...
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.

"О, как давно! Сквозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?"
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.

"Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?.."
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.

Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось...
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.
                                 (автор Анненский)